Экстремистские посты в соцсетях

Экстремистские посты в соцсетях

Что случилось?

3 октября на портале проектов законов размещен проект № 558345-7 о внесении изменений в статью 282 УК РФ, которая носит название «Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства». В поправках говорится о частичной декриминализации статьи, а именно — о том, что публичные действия, связанные с возбуждением ненависти или унижением достоинства, совершенные впервые, будут наказываться в рамках административного, а не уголовного кодекса. В связи с этим предлагается внести изменения и в ст. 20.3.1 КоАП РФ . Наказания для граждан предусмотрены такие:

  • штраф в размере от 10 000 до 20 000 рублей;
  • обязательные работы на срок до 100 часов;
  • административный арест на срок до 15 суток.

Штраф для юридических лиц — от 250 000 до 500 000 рублей.

Если же действия совершены повторно в течение года, после привлечения к административной ответственности, — гражданин ответит по статье Уголовного кодекса.

Когда поправки будут приняты, все уже отбывающие наказание по ч. 1 ст. 282 УК РФ, должны быть освобождены ( ст. 10 УК РФ ).

Почему пришлось вмешаться президенту

Число уголовных преследований россиян за посты в социальных сетях в последнее время достигло рекордного уровня. До такой степени, что даже социальная сеть «Вконтакте», которую чаще всего обвиняют в сотрудничестве с правоохранительными органами, решила обезопасить пользователей. А сеть Mail.ru, в группу которой входит эта социальная сеть, вообще призвала власти повлиять на ситуацию, амнистировать всех, подвергнутых уголовному преследованию за общение в интернете граждан, и декриминализировать такие деяния. Кроме того, представители соцсети анонсировали «самую важную реформу приватности за последние несколько лет». Об этом, в частности, рассказал на своей официальной странице главный исполнительный директор (CEO) социальной сети «ВКонтакте» Андрей Рогозов. Он отметил, что ситуация с возбуждением уголовных дел за публикации в интернете с течением времени только ухудшается. В сообщении Рогозова, в частности, сказано:

Пользователи ВКонтакте все чаще становятся фигурантами подобных дел. И нас это чрезвычайно беспокоит. Правоохранительные органы часто не принимают во внимание контекст, не отличают публикацию от репоста, а изображение с сомнительной шуткой приравнивают к действительно опасным уголовным преступлениям. ВКонтакте как крупнейшая коммуникационная платформа обязана выполнять российские законы и содействовать поиску настоящих преступников, но мы решительно выступаем против необоснованных преследований за публикации в интернете.

И причины для беспокойства у операторов социальных сетей действительно есть. Ведь количество, а главное — качество таких уголовных дел бьет все рекорды.

Пенсионерка — организатор экстремистского сообщества и домохозяйка-революционер

6 августа 2018 года начался суд по делу Марии Мотузной, обвиняемой в экстремизме ( статья 282 УК РФ ) и оскорблении чувств верующих ( статья 148 УК РФ ) из-за мемов во «ВКонтакте». Дело слушается в Индустриальном районном суде Барнаула, но получило всероссийскую огласку. Девушка опубликовала на своей странице в соцсети 9 картинок еще в 2015 году. На тот момент ей было всего 20 лет, сейчас обвиняемой 23 года. И в ее защиту выступили многие. Однако прокуратура просит для нее 5 лет лишения свободы. Но это громкое дело далеко не единственное. Есть уже осужденные за подобные действия.

Так, на днях Прокуратура Орловской области сообщила, правда без персоналий, что Московским окружным военным судом осужден на 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима гражданин, обвиняемый по ч. 2 статьи 205.2 УК РФ (публичное оправдание терроризма, совершенное с использованием сети «Интернет»). К уголовному делу и реальному сроку человека привело размещение на странице группы в социальной сети «ВКонтакте» текстовых комментариев, содержащих признаки оправдания исламистской террористической организации «ИГИЛ» (запрещенной на территории Российской Федерации), а также религиоведческие признаки оправдания терроризма. Примечательно, что это были репосты.

В некоторых случаях наказание настигает незадачливых пользователей соцсетей еще на стадии уголовного дела, до решения суда. Именно так прозошло с бывшим руководителем «Общины коренного русского народа» в Самаре Любовью Кузаевой, обвиняемой по уголовному делу, открытому по статье 282.1 УК РФ за создание экстремисткого сообщества. Мало того, что ее задержали на 48 часов и подали в суд представление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, так еще и заблокировали все банковские счета. Теперь пенсионерка находится в перечне Росфинмониторинга как пособница терроризма. А все дело в том, что с ее ноутбука был опубликован ВКонтакте видеоролик экстремистского содержания. Сама Кузаева пояснила следствию, что компьютер находился в офисе без пароля и к нему был доступ у неограниченного круга лиц. Первое уголовное дело за разжигание межнациональной розни (ч. 1 статья 282 УК РФ ) и реабилитации нацизма (ч. 1 статьи 354.1 УК РФ ) было отменено Следственным комитетом. Но теперь тот же СКР возбудил новое дело. Позже СК отменил постановления о возбуждении этих уголовных дел, но теперь возбудил новые.

Кроме того, есть уголовные дела за публикацию музейных фотографий, кадров с Парада Победы с нацистскими знаменами, лайки музыкальных композиций. Некоторые обвинения вызывают ощущение полного абсурда.

Как избежать уголовного преследования за публикации в интернете?

Причин для возбуждения уголовного дела за публикации в социальных сетях всего две:

  1. Конкретное заявление на гражданина.
  2. Результаты мониторинга, проводимого в интернете правоохранительными органами.

Во втором случае шанс избежать отвественности намного ниже, ведь у заявителя может быть субъективная оценка произошедшего, а вот следственные органы считаются экспертами по этой части. Правда, в обоих случаях устанавливается личность нарушителя и проводится лингвистическая и другие экспертизы потенциально незаконного контента. От результатов этих экспертиз и зависит судьба возможного преступника.

Поскольку правоохранительные структуры чаще всего мониторят соцсети в автоматическом режиме, используя специальные слова-триггеры, то главный вывод: таких слов и изображений нужно избегать. Примечательно, что в числе стоп-слов есть даже такое невинное, на взгляд бывших граждан СССР, как «революция». Во всяком случае, использование именно этого слова привело к уголовному преследованию Лидии Баиновой из Хакасии, обвиненной в в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности с использованием интернета по ч. 2 статьи 280 УК РФ за репост в соцсети «ВКонтакте». экспертизой установлено, что она:

Использовала слова и выражения: «в такие минуты хочется устроить», «революция», «переворот», «вернуть власть, землю нашему народу», «отвоевать».

Это и легло в основу обвиненения. Кстати, уголовное дело возбуждено 6 июля, а его фигурантка уже в перечне Росфинмониторинга как пособница террироризма.

Читайте также:  Обитель зла 2 персонажи

Далее, нужно понимать, что псевдоним, или «ник», как это называется в интернете, не поможет избежать уголовной ответственности. Бесполезно заводить странички под другими ФИО (той же Марии Мотузной это не помогло). У ФСБ и СКР, которые занимаются расследованием подобных дел, есть все ресурсы для точного определения компьютера, с которого был размещен тот или иной пост. Более того, не поможет даже удаление поста, лайка или всего аккаунта. Ведь, как говорят, «все ходы записаны», если не в самом интернете, то у соцсети или оперативников. Правда, по мнению экспертов, лучше, если текста на момент возможного преследования все же не будет. А вообще они рекомендуют:

  • контролировать все действия, совершаемые в интернете, как собственные, так и чужие;
  • не ставить лайки или комментарии под материалами сомнительного содержания;
  • избегать тем религии и межнациональных отношений в дискуссиях;
  • изучить перечень запрещенных в РФ изображений и музыкальных произведений и избегать их;
  • проявлять меньшую активность в российских соцсетях, ведь в том же Фейсбуке выявить нарушителя сложнее;
  • при возникновении подозрений не признавать свою вину и незамедлительно начинать защиту с профессиональным адвокатом.

За последнее время участились случаи, когда людей привлекали к ответственности, в том числе и уголовной, за высказывания на личной странице в соцсети или, что хуже, перепост. За публикацию чего в соцсетях могут дать срок и как обезопасить себя от возможных обвинений в экстремизме — в материале Лайфа.

Опасность 1. Демотиваторы

Коллаж © L!FE

В сентябре 2015 года гражданский активист Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети "ВКонтакте" демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь отрицал какие-либо обвинения, указав, что поставил "лайк" тексту интервью, а карикатура "подвязалась" автоматически.

Суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности, и назначил штраф в размере 150 тыс. руб. Однако тут же амнистировал подсудимого, что не удовлетворило активиста: в апреле 2016-го он обратился в ЕСПЧ. Семёнов считает, что были нарушены его право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения.

В чём опасность: согласно постановлению суда, на демотиваторе была надпись: "Смерть русской гадине", в которой усмотрели "призыв к физическому уничтожению русских".

Опасность 2. Фотографии времён II Мировой войны

Фото: © РИА Новости/Иван Шагин

Резонансное дело с привлечением к ответственности за снимок со свастикой произошло с Полиной Петрусевой, журналистом смоленского портала readovka.ru. В январе 2015 года девушка выложила на странице в соцсети "ВКонтакте" фотографию своего дома времён нацисткой оккупации. В частности, правоохранителей не устроило изображение флага Третьего рейха, которое было видно на документальном снимке. В конечном счёте Петрусеву оштрафовали на тысячу рублей за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской символики.

В чём опасность: закон о запрете на пропаганду или публичное демонстрирование символики организаций, сотрудничавших с фашистами или отрицающих итоги Нюрнбергского трибунала, был принят в России осенью 2014 года. Однако впоследствии Роскомнадзор уточнил, что изображения свастики без целей пропаганды допустимы.

Опасность 3. Видеоролики

Фото: © YouTube, LLC

Последняя новость об обвинении в экстремизме, окончившемся уголовным сроком, стала известна совсем недавно. Жителя Дагестана Мухтара Рамазанова признали виновным по части 1 статьи 282 УК РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" и части 1 статьи 205.2 УК РФ "Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности". Подсудимый свою вину признал и получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

По версии следствия, Рамазанов разместил на своей странице во "ВКонтакте" в июне 2014 года видеоролик, направленный на возбуждение ненависти или вражды и уничижение достоинства человека в отношении религии и принадлежности к какой-либо социальной группе.

В чём опасность: в связи с последними событиями на Украине и напряжёнными отношениями между двумя бывшими соцреспубликами участившиеся бурные и зачастую резкие обсуждения могут подвергаться риску.

Опасность 4. Украина

Фото: © REUTERS/Valentyn Ogirenko

В Екатеринбурге местный суд признал мать-одиночку виновной в возбуждении межнациональной ненависти и вражды. Екатерину Вологженинову осудили по статье 282 УК за перепосты во "ВКонтакте" нескольких записей сообществ "Украинской народной самообороны" и "Правого сектора" (организация запрещена в России. — Прим. ред.). За перепосты женщина получила 20 часов обязательных работ. Кроме того, у Вологжениновой изъяли и уничтожили ноутбук, компьютерную мышь и зарядное устройство.

В чём опасность: некоторые перепощенные публикации принадлежали пабликам, которые относились к запрещённым в России организациям, таким как УНА-УНСО и "Правый сектор".

Опасность 5. Оскорбление чувств верующих

Фото: © L!FE/Динар Шакиров

Не повезло и 21-летнему жителю Бердска Новосибирской области. Максим Кормелицкий получил год и три месяца колонии-поселения за перепост и резкое высказывание в адрес православных. В январе 2016 года Кормелицкий посредством перепоста из сообщества "Двач" во "ВКонтакте" разместил на своей странице фото купающихся в проруби православных с комментарием, где, по его же словам, он оценил "умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии".

Запись увидел православный активист Юрий Задоя, который и пожаловался в Следственный комитет на обидный комментарий. Кормелицкого признали виновным по части 1 статьи 282 УК, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку.

В чём опасность: религия всегда была острым вопросом, поэтому высказывания на эту тему лучше выражать в более нейтральном ключе.

Опасность 6. Нехватка интернет-грамотности

Фото: © L!FE/Евгений Юстюженков

В марте 2016 года от неосторожных перепостов пострадал и 62-летний пенсионер. Николая Егорова, работающего охранником на асфальтобетонном заводе в Чувашии, обвинили в экстремизме за репост во "ВКонтакте" материала Бориса Стомахина, пост которого был ранее признан экстремистским по содержанию.

Адвокат Егорова сообщил, что его подопечный "не размещал никаких публикаций у себя на странице, а доступ к его аккаунту в силу небольших его познаний специфики Интернета имеет неограниченное количество людей".

В чём опасность: внимательно относиться к безопасности своих аккаунтов в соцсетях и не позволять другим публиковать что-то от своего имени. Даже ради шутки.

Перепост не "статья"?

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

— В законодательстве до сих пор нет определения такого понятия, как перепост, рассказывает юрист общественного движения "Роскомсвобода" Саркис Дарбинян . Поэтому любой случай так называемого "расшара" материалов в соцсети может квалифицироваться как высказывание самого владельца аккаунта или одобрение скопированной записи.

Читайте также:  Как сделать карту со спутника

По мнению главы адвокатской коллегии "Жорин и партнёры" Сергея Жорина, привлекать к уголовной ответственности граждан за их перепосты незаконно . "Но мы живём в реалиях, когда подобное уже происходит. Поэтому нужно понимать, что когда кто-то делает какой-то перепост, то он может подлежать ответственности. Пользователям надо быть аккуратнее с информацией, которую они размещают. Неважно, уникальная эта информация или перепост", — прокомментировал он Лайфу.

При этом в Минкомсвязи посчитали, что лайки или перепосты не являются выражением мнения.

"Мы большие противники идеи ввести ответственность за гиперссылки, потому что мы прекрасно знаем, что… Ты вообще не знаешь, что под гиперссылкой прячется. И сегодня там может быть одно, а завтра может быть другое. Кстати, то же самое и с перепостами. Ты делаешь перепост некой строчки, содержание которой может поменяться. (. ) Поэтому позиция нашего министерства очень простая: мы считаем, что это слишком широкое трактование закона, и мы являемся противниками идеи ввести ответственность за гиперссылки, — заявил "Эху Москвы" замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Тонкая грань

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

Эксперты сходятся во мнении, что никто не застрахован от привлечения к ответственности за высказывания в соцсетях.

Наказание может настигнуть даже за "подзамочные" посты. "Кто-то из ваших друзей может сделать скрины и "настучать" в соответствующие органы, после чего будет возбуждено дело о распространении незаконной информации посредством Интернета, — объясняет Саркис Драбинян. — С точки зрения закона никакой разницы нет. Закрытость или открытость аккаунта на это никак не влияет. И подобные разбирательства уже были".

По его словам, за последнее время больше всего судебных разбирательств касалось именно призывов к экстремизму. Как считает Дарбинян, это связано с обеспокоенностью властей проявлением экстремизма в Сети. "Таким образом вводится самоцензура на уровне самих владельцев аккаунтов и владельцев групп, чтобы они сами отслеживали и удаляли какую-то информацию, которая может быть воспринята как незаконная", — отметил он.

О важности разделения между высказыванием своего мнения и противоправным контентом рассуждает и Жорин: "Суд должен разобраться, где мнение, а где утверждение. Мнение не может наказываться. Важно, чтобы суды, которые рассматривают такие дела, вели их осторожно и с точки зрения закона. Это очень тонкая грань: где мнение, а где экстремизм".

По словам эксперта, с экстремизмом, призывами к насилию, суициду и прочему необходимо бороться, но преследование, а тем более уголовное, за высказывания в Интернете на сегодняшний день должно быть исключительной мерой. "Куда ц елесообразнее использовать другие инструменты, например, блокировки, удаление противоправного контента самой онлайн-площадкой", — говорит он .

Как минимизировать риск

Существуют слова-маркеры, которые могут "подтолкнуть" соответствующие органы к более внимательному изучению вашей страницы. О них Лайфу рассказала Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ и член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам:

—Для словесного экстремизма (в двух его разновидностях, условно говоря, в политическом и в этноэкстремизме) круг маркеров большой и разнообразный. Например, это так называемые этнофолизмы (т.е. заведомо негативные обозначения народов: "чурки", "жиды", "чёрные") или другие "слова ненависти" ("коммуняки", "либерасты", "фашизоиды"), а также слова, обозначающие людей, совершающих незаконные или неэтичные действия (убийца, бандит, проститутка, путана). Например, это слова политической, этнополитической и религиозной тематики ("власть", "революция", "восстание", "убийство", "православие", "ислам". ).

По словам эксперта, текст или высказывание могут признать экстремистским, если в нём отчётливо выражена мысль о насильственных, агрессивных действиях против государственных и социальных институтов или против конкретных людей. В случае с оскорблением чувств верующих — последовательное противопоставление одной религии другой и требование "обращать" иноверующих и неверующих или уничтожать их.

"Или, например, это брань против людей по признакам их нации, языка, религии, сексуальной ориентации, обвинение их во всех грехах по этим же признакам, оправдание насилия над ними. Вот это настоящий словесный экстремизм, с которым нужно и можно бороться", — считает Елена Кара-Мурза.

Что касается использования оценочных слов, фиксирующих выражение мнения, например, "я считаю", "по моему мнению", эксперт отмечает, что это не может спасти от судебного разбирательства.

"Считается, что мнение нельзя проверить, что в нём отображается не мир вокруг нас, а картина этого мира в голове автора. Это относится к судебным делам о диффамации (распространении порочащих сведений и унижении чести, достоинства и деловой репутации — прим. ред.), даже эти обороты не спасают ответчиков, особенно при наличии у истцов административного ресурса", — объяснила она.

Для дел по словесному экстремизму конструкции мнения не играют роли, они "не освобождают от ответственности", отметила лингвист. То же касается и дел о защите прав верующих.

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Эксперты и правозащитники говорят, что в России с каждым годом увеличивается количество уголовных дел за публикации в интернете. Пользователей судят за картинки с мемами, их репосты и даже лайки к ним.

В понедельник в Барнауле начался суд на 23-летней Марией Мотузной из-за сохраненных в ее аккаунте "ВКонтакте" картинок. Изображения можно было найти, только покопавшись в фотоальбомах на ее личной странице.

Заявление на Мотузную написали две студентки Алтайского филиала РАНХиГС. Они же обратились в полицию, обнаружив на странице другого жителя Барнаула, Даниила Маркина, мем, где герою сериала "Игра престолов" Джону Сноу пририсован нимб.

Би-би-си изучила, действительно ли в России стали чаще сажать по обвинениям подобного рода.

Что говорит статистика?

Информационно-аналитический центр "Сова" ежегодно анализирует правоприменительную практику российского законодательства об экстремизме.

По его подсчетам, в 2017 году уголовных дел было больше, чем в 2016-м, но не намного. Приговоры получили 228 человек и 220 соответственно. По словам руководителя центра, количество подобных дел увеличивается год от года.

Читайте также:  Как работает беспроводная зарядка на айфон

Правозащитники утверждают, что к ним все чаще стали обращаться за помощью в связи с преследованиями по экстремистским статьям УК.

"Буквально за последние полтора месяца нам написали человек семь, хотя обычно пишут один-два человека в месяц. В основном, это те, в чьем отношении только что возбудили дело, либо идет доследственная проверка", — рассказала Би-би-си сотрудница правозащиты "Открытой России" Валентина Дехтяренко.

Много обращений, по ее словам, приходит из регионов. "К сожалению, трудно выделить статистику, так как многие соглашаются на сделку со следствием и никому ничего не рассказывают, чтобы получить штраф или условный срок", — говорит Дехтяренко.

"Когда началась президентская кампания, было явное ощущение, что такого рода уголовным делам зеленый свет не дадут. А конвейер работал, но работал в стол, реализовывать дела было нельзя, — считает глава международной правозащитной группы "Агора" Павел Чиков. — После выборов и инаугурации пришло время достать накопленные материалы. Есть ощущение, что этот всплеск связан именно с этой временной паузой".

Что могут счесть экстремизмом?

Так называемых "экстремистских" статей в российском Уголовном кодексе несколько. Кроме 282-й статьи (возбуждение ненависти и вражды), это статья 354.1 (реабилитация нацизма), 148-я статья (оскорбление чувств верующих), появившаяся после панк-молебна Pussy Riot в 2012 году, и самая новая — 280.1 (призывы к сепаратизму), которая вступила в силу в мае 2014-го после аннексии Крыма Россией.

Российские следственные органы и суды находили нарушения закона в фотографиях, фотоколлажах, картинках с мемами и даже лайках к постам. Вот несколько примеров.

  • 22-летняя жительница Белгородской области выложила "ВКонтакте" фото, на котором прикуривала сигарету от свечи в православном храме. Ее судили и оштрафовали за оскорбление чувств верующих.
  • На студента юрфака Алексея Свердлова, мечтавшего стать следователем, завели уголовное дело, обвинив в призывах к осуществлению экстремистской деятельности. После того, как молодой человек прошел стажировку в местном СК, его привели на допрос к его бывшему начальнику. В вину юноше вменили 12 мемов из его профиля "ВКонтакте". В их числе: фотографии девушек, пытающихся есть лапшу в мусульманских одеяниях (абаях), изображение кавказцев в красных мокасинах, а также мем про актера Уилла Смита и робота, который называет его "негром".
  • Житель города Советская Гавань в Хабаровском крае поставил лайк в "Одноклассниках" демотиватору с пожеланиями смерти и позора русским, которые едут воевать в Донбасс. Против него возбудили уголовное дело по обвинению в возбуждении ненависти по национальному признаку.
  • Глава петербургской языческой общины "Асатру" Евгений Салтыков обратился в полицию, после того как обнаружил у администратора языческого сообщества "Яблоки Идунн" Натальи Телегиной в сохраненных картинках "ВКонтакте" рисунок с викингом, занесшим молот над православным храмом. Салтыков объяснил, что не собирается поощрять "моду на неуважение, на нетерпимость". Телегину осудили на два года условно за оскорбление чувств верующих.
  • В Санкт-Петербурге поссорились два сторонника националистических взглядов. Один из них, пытаясь "потроллить" товарища, опубликовал коллаж: к фото приятеля на фоне флага СССР добавилась надпись, из которой следовало, что тот жаждет "триумфа сионизма". Кроме того, разозленный приятель призвал в посте убить своего товарища. Друзья помирились, но их делом теперь занимается Следственный комитет.

Какой социальной сетью рискованнее пользоваться?

Безоговорочный лидер по приговорам — "ВКонтакте". Согласно докладу "Совы" за 2017 год, 138 постов, привлекших внимание следователей, были размещены во "ВКонтакте", по 2 — в Facebook, "Живом журнале" и на YouTube.

Судебная практика "Агоры" позволяет делать вывод, что администрация "ВКонтакте" активно сотрудничает со следственными органами, раскрывает данные пользователей, их адреса, телефоны, время выхода в интернет.

"Нам не приходилось сталкиваться с тем, что на такое сотрудничество идет Facebook, Twitter или даже "Одноклассники", — отмечает Чиков.

В январе 2018 года уголовное дело впервые завели за репост поста в Telegram. Дмитрий Третьяков из Приморского края перепостил запись публициста Аркадия Бабченко в групповой телеграм-чат сторонников оппозиционера Алексея Навального. К самому Бабченко правоохранители претензий не имели, но на Третьякова завели дело за публичные призывы к экстремизму и отправили в СИЗО.

Как живется людям, обвиняемым в экстремизме?

Росфинмониторинг публикует "перечень террористов и экстремистов" с полными именами, местом и датой рождения на своем сайте.

На момент написания статьи в нем было 8,5 тысяч физических лиц — россиян. В списке можно найти как Марию Мотузную, так и чеченских террористов Доку Умарова и Шамиля Басаева (ныне покойных).

Людям, попавшим в этот список, грозит пожизненная блокировка банковских счетов и увольнение с работы.

Блогер Руслан Соколовский, который получил условный срок за то, что играл в игру Pokémon Go в церкви, после приговора полностью перешел на биткоины. Его счета и аккаунты на Webmoney, QIWI и PayPal были заморожены.

По закону фигуранты "перечня экстремистов" имеют право снимать до 10 тысяч рублей в месяц наличными на себя и каждого неработающего члена семьи. Для этого нужно всякий раз идти в банк и писать заявление.

В октябре 2017 года глава Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрий Чиханчин на встрече с президентом Путиным назвал это своим достижением: "Самый главный результат — то, что мы запустили в России механизм внесудебной заморозки активов лиц, имеющих отношение к терроризму. На сегодняшний день в общей сложности только в этом году мы заморозили порядка шести миллионов рублей".

Четкой процедуры разморозки замороженных счетов не существует, объяснил Би-би-си адвокат Иван Павлов. В редких случаях осужденным удается добиться исключения из списка. Например, из списка исключили члена "Открытой России" Дмитрия Семенова — и то только потому, что его амнистировали.

Почему за публикации в интернете сажают в тюрьму?

Борьба с экстремизмом — приоритетная задача, которую ставит перед силовиками государство, объясняет Павел Чиков.

"А борьба выражается в количестве возбужденных дел, в количестве обвинительных приговоров, — говорит правозащитник. — Система работает по пути наименьшего сопротивления. Разыскать, внедриться и собрать доказательства на неонацистскую банду или террористов — это нужно много сил и средств. Проще помониторить интернет по ключевым словам и собрать доказательства, не выходя из собственного кабинета".

Ссылка на основную публикацию
Что является почтовым адресом
Как известно, Правилами ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на...
Что написать о себе в инстаграмме девушке
Вроде как и всё ясно, но в самом деле, как только доходит до дела, написать о себе в Инстаграм, у...
Что нового в айос 12 1
Apple выпустила iOS 12.1.1 − скорее всего, последнюю публичную сборку iOS 12 в этом году. Хотя это обновление по большей...
Что читает pdf формат
Существует множество инструментов, позволяющих прочесть формат PDF: от небольших утилит до онлайн сервисов и специализированных программных продуктов. Просто для прочтения,...
Adblock detector